Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вместе мы сможем больше

Отзыв Всероссийского общества инвалидов

на проект федерального закона

«Об основах социального обслуживания населения

в Российской Федерации»

в редакции от 9 мая 2012 года

(направлен в Министерство труда и социального развития 05.06.2012)


     Всероссийское общество инвалидов, рассмотрев проект федерального закона «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации», отмечая необходимость совершенствования сферы социального обслуживания в Российской Федерации, считает необходимым отметить следующие недостатки законопроекта в редакции от 9 мая 2012 года.  

На наш взгляд, нельзя согласиться с тем, что законопроект касается регулирования отношений, возникающих в области социального обслуживания населения, находящегося «в трудной жизненной ситуации». В соответствии с данным определением это те ситуации, которые могут «привести в положение, представляющее опасность для жизни и/или здоровья». Не исключая необходимости и обязательности предоставления мер социального обслуживания в «чрезвычайных ситуациях», социальное обслуживание, на наш взгляд, должно в большей степени предоставляться, в том числе, и «обычным» гражданам и семьям, в случаях, когда им это необходимо.

Также, по нашему мнению, социальное обслуживание должно предоставляться исключительно исходя из нуждаемости граждан (семей), к тому же понятие «индивидуальная нуждаемость» есть в законопроекте. Однако нуждаемость в социальных услугах должна быть не только «для преодоления трудной жизненной ситуации». Например, если наличие инвалидности не угрожает жизни или здоровью человека, значит ли, что для получения социальных услуг инвалиду необходимо оказаться в каких-то иных, усложняющих его положение обстоятельствах? Да и многие социальные услуги, предоставляемые в настоящее время, призваны облегчить бытовую жизнь инвалидам и пожилым гражданам и с «угрозой жизни и здоровью» никак не связаны (например, стирка белья, уборка в квартире, мытье окон).

Считаем, что термин «трудные жизненные ситуации» должен быть полностью исключен из данного законопроекта.

У любого гражданина, даже находящегося в стандартной бытовой ситуации, может возникнуть необходимость в отдельных видах квалифицированной (в первую очередь) социальной помощи, и он должен иметь возможность, чтобы система социального обслуживания могла эту помощь оказать, в данном случае, на платной основе. Системность в организации социального обслуживания населения должна учитывать весь спектр потребностей различных групп граждан, обеспечивать гарантии для удовлетворения этих потребностей и высокое качество оказания услуг.

К сожалению, с этой точки зрения законопроект либо недостаточно проработан (например, в части обеспечения гарантий платных услуг), либо просто содержит дискриминационные меры в отношении граждан. Например, в статье 22 при определении индивидуальной нуждаемости граждан (семей) в социальных услугах учитываются семейное положение, наличие или отсутствие родственников, осуществляющих либо способных осуществлять помощь и уход, попечение несовершеннолетних, жилищные условия, материальная обеспеченность. По нашему мнению, наличие родственников не может служить основанием для отказа в социальном обслуживании, так как из-за сложных семейных отношений это не может служить гарантией для получения помощи от родственников, в которой нуждается гражданин. Также непонятно, как жилищные условия могут влиять на нуждаемость в социальном обслуживании, например, в случае, когда пожилая женщина, да еще и с инвалидностью, после смерти мужа проживает в большой квартире.  

Возникает еще один очень важный вопрос - о соответствии данного законопроекта требованиям Конвенции ООН о правах инвалидов. Необходимо, на наш взгляд, самым внимательным образом сопоставить различные статьи законопроекта с положениями статьи 19 Конвенции, которая признает «равное право всех инвалидов жить в обычных местах проживания, при равных с другими людьми вариантах выбора», а также чтобы «инвалиды имели возможность выбирать наравне с другими людьми свое место жительства и то, где и с кем проживать» и «имели доступ к разного рода оказываемым на дому, по месту жительства и иным вспомогательным услугам на базе местного сообщества».

Однако законопроект не всегда обеспечивает такие условия социального обслуживания (стационарные, полустационарные, на дому), которые дают возможность реализовать право граждан на выбор условий проживания. Например, лицам, имеющим «медицинские противопоказания», в частности, тяжелые психические расстройства, требующие лечения в специализированных учреждениях здравоохранения, в соответствии с законопроектом не могут предоставляться социальные услуги в полустационарных условиях.   

Также законопроект гарантирует безусловное (зависящее только от состояния здоровья) бесплатное социальное обслуживание лиц с выраженными ограничениями способностей к самообслуживанию в стационарных условиях, а аналогичные гарантии в других условиях (полустационарных, на дому) отсутствуют.

Еще одна проблема возникает в связи с тем, что в редакции законопроекта от 9 мая 2012 года по сравнению с более ранними редакциями изменился пороговый уровень доходов граждан, которым предоставляется бесплатные социальные услуги -  с полутора регионального прожиточного минимума до одного. На наш взгляд, прожиточный минимум - это по сути порог выживания, и этот уровень является недопустимо низким порогом, выше которого не предоставляются бесплатно отдельные виды социальной помощи.

Практика введения социальных доплат к пенсиям, чтобы ее уровень доходил до прожиточного минимума, показал, что получив доплату к пенсии около 100 рублей, многие пенсионеры потеряли другие, более значимые социальные выплаты, например, субсидии на оплату услуг ЖКХ в размере около 500 рублей. Подобные ситуации примут массовый характер, если в данном законопроекте порог бесплатных услуг установить на уровне прожиточного минимума. В случае превышения этого уровня на 100-200 рублей из-за платности социальных услуг доходы сразу же снизятся ниже прожиточного минимума на более значимую величину.

На наш взгляд, чтобы предотвратить эти ситуации необходимо повысить, как это предполагалось и ранее, порог предоставления бесплатных услуг до полутора прожиточного минимума, либо записать в данного законопроекте, что при переходе на платные социальные услуги с учетом произведенной оплаты социальных услуг уровень дохода гражданина не может снизиться ниже прожиточного минимума. 

При этом мы также считаем, среднедушевой доход должен рассчитываться без учета ежемесячной денежной выплаты.

Очень хорошо, что законопроект предусматривает общественный контроль за оказанием социальных услуг, но хотелось бы понимать, какими законодательными актами он будет регулироваться, каковы будут его механизмы.

Одновременно направляем также конкретные замечания по статьям законопроекта.

Статья 3 пункт 9

В данном пункте дано определение понятия персональное сопровождение, под которым понимается социальная услуга, предоставляемая детям-инвалидам или лицам, впервые признанным инвалидами, с тяжелыми ограничениями жизнедеятельности в целях повышения их реабилитационного, интеграционного и коммуникативного потенциала.

Насколько следует из смысла статьи 8 персональное сопровождение является, в том числе, и одним из инструментов обеспечения принципа максимально возможного продления пребывания получателей социальных услуг в привычной социальной среде и обеспечивается путем приоритетного предоставления им социальных услуг на дому.

В связи с этим, по нашему мнению, необходимо распространить предоставления персонального сопровождения для инвалидов с тяжелыми заболеваниями независимо от того впервые они признаны инвалидами или нет. Кроме того, в связи с тем, что понятие «тяжелые заболевания» слишком размыто и неконкретно, то данную категорию инвалидов необходимо уточнить.

Считаем целесообразным изложить пункт 9 в следующей редакции:

«9) персональное сопровождение - социальная услуга, предоставляемая детям-инвалидам или лицам, впервые признанным инвалидами, а также инвалидам I группы независимо от сроков установления инвалидности в целях повышения и сохранения их реабилитационного, интеграционного и коммуникативного потенциала».

В целом, считаем, что в законопроекте необходимо расширить и конкретизировать возможность предоставления персональных помощников, например, для оказания ухода за тяжелыми больными или для сопровождения слепоглухих, также для оказания услуг по сурдо- и по сурдотифлопереводу.

Статьи 9 и 20

Данные статьи предусматривают, что социальное обслуживание осуществляется на основании «добровольного информированного согласия», в рамках которого получатель социальной услуги должен быть в доступной для него форме проинформирован о видах, объемах, условиях и порядке предоставления социальных услуг.

Однако нигде в законопроекте не упоминается о необходимости фиксирования того факта (в письменном виде), что гражданин был проинформирован в доступной для него форме и в полном объеме.

Статья 17, пункт 4 статьи 22

В данной статье предусмотрена возможность информировать граждан о причинах отказа в социальном обслуживании в электронной форме.

Данный подход вызывает опасения тем, что электронная форма общения не заявлена как вспомогательная, альтернативная, используемая в случае согласия гражданина на получение информации именно в таком виде. В таком случае гражданину может направляться информация в электронной форме, а он в силу возраста, заболевания, не сможет с нею ознакомиться.

В связи с этим считаем необходимым предусмотреть основным письменный способ обмена информацией между гражданами и поставщиками социальных услуг (органами государственной власти в области социальной защиты). Электронный же только в случае желания самого гражданина, которое может быть отражено в обращении за социальными услугами, например, в форме заявления может быть предусмотрена строка «ответ прошу направить по электронной почте».

Пункты 1-4 статьи 21

На наш взгляд пункты 1-4 статьи 21 должны быть полностью переработаны.

Пункт 1, если по вышеизложенным причинам исключить ссылку на «трудные жизненные ситуации», а также учитывая неверную ссылку на статью 17, не имеющую отношение к данному пункту, полностью теряет смысл.

Пункт 2 связан с пунктом 3, кроме того, на наш взгляд, без каких-либо  ограничений любой гражданин должен иметь право отказаться от социальных услуг.

Пункт 3 полностью противоречит пункту 4 статьи 4 данного законопроекта, говорящего о направленности социального обслуживания на максимально возможное продление пребывания получателя социальных услуг в привычной социальной среде. Однако в данном пункте для получателя социальных услуг исключаются все варианты социального обслуживания, кроме стационарного учреждения. 

Также из редакции первого абзаца пункта 3 следует, что среди граждан, лишенных ухода и поддержки и не способных самостоятельно удовлетворять свои жизненные потребности, и которые могут быть помещены без их согласия в стационарные учреждения, могут быть и дееспособные граждане. Считаем, что без согласия дееспособных граждан это совершенно недопустимо и нарушает их гражданские права.

Абзац 3 (отказ от услуг учреждений стационарного социального обслуживания граждан (семей), утративших способность удовлетворять свои основные жизненные потребности или признанных в установленном законом порядке недееспособными, производится по письменному заявлению их законных представителей в случае, если они обязуются обеспечить указанным гражданам (семьям) уход и необходимые условия проживания) считаем необходимым дополнить следующим предложением:

«Отказ от услуг учреждений стационарного социального обслуживания не лишает граждан (семей) возможности получения социального обслуживания в условиях полустационара или на дому.».

Таким образом, отказ от помещения гражданина в стационар не лишит его или его семью социального обслуживания в иных предусмотренных законодательством формах.

Также пункт 4 в предложенной редакции однозначно «направляет» гражданина на стационарное лечение, так как ему отказано в социальном обслуживании. Это может означать, что при определенных заболеваниях этот гражданин вынужден постоянно находиться в стационаре.

Данный пункт целесообразно скорректировать, включив вместо слов «требующих лечения в медицинских организациях государственной и/или муниципальной систем здравоохранения» слова «при которых отсутствуют (или ограничены) контакты с окружающими».

Пункт 5 статьи 24

С учетом действующих норм по обеспечению доступности для инвалидов объектов социальной инфраструктуры недостаточно четко сформулирован подпункт 1 пункта 5.  Целесообразно этот пункт дать в следующей редакции:

«для инвалидов опорно-двигательного аппарата (в том числе, пользующихся кресло-колясками) - доступность всех помещений учреждения социального обслуживания населения, в том числе, санузлов, а также возможности для самостоятельного передвижения по территории и внутри учреждения, входа и выхода, для отдыха в сидячем положении, а также обеспечиваться доступное для инвалидов размещение оборудования и носителей информации;».

Статья 26

Пункт 1 статьи 26 целесообразно дополнить следующими видами социальных услуг:

- помощь в получении различных справок, выписок и прочих документов в государственных и муниципальных учреждениях;

- содействие в прохождении освидетельствования (переосвидетельствования) в учреждениях медико-социальной экспертизы, в том числе разработки ИПР, получения пенсии, прочих денежных выплат;

- услуги сиделки (чтобы родственники инвалида могли отлучиться из дома по своим делам, в том числе, для отдыха);

- услуги по сопровождению детей-инвалидов на учебных занятиях в образовательных учреждениях (тьютерство);

- транспортные услуги.

В пункт 8 подпункт 1 дать в следующей редакции «сопровождение в различные учреждения, организации, центры обслуживания, суды, нотариальные конторы и другие», а также этот пункт дополнить следующими видами услуг по социальному сопровождению

5) по сурдо- и сурдотифлопереводу;

6) персональная помощь слепоглухим.

Пункты 1 и 3 статьи 37

В пункте 1 необходимо, на наш взгляд, исключить слова «не имеющим родственников, которые могут обеспечить им помощь и уход», так как непонятно, по каким принципам и по какой методике выяснить могут или не могут родственники оказать эту помощь и уход, а также слова «величины прожиточного минимума» заменить на «1,5 величины прожиточного минимума».

В пункте 3 при предоставлении социальных услуг в стационарных условиях гражданам пожилого возраста и инвалидам (за исключением детей-инвалидов) размер ежемесячной платы рассчитывается с учетом фактической стоимости предоставленных социальных услуг, но не может превышать 75 процентов пенсии получателя социальных услуг.

Считаем необходимым дополнить данный пункт словами «без учета ежемесячной денежной выплаты, осуществляемой в соответствии с Федеральным законом «О социальной защите инвалидов в Российской Федерации», а также иных компенсационных и других выплат».

Для доработки законопроекта предлагаем создать при Министерстве межведомственную рабочую группу с обязательным участием общественных организаций инвалидов.

05 июня 2012

2007-2019 © Всероссийское общество инвалидов
Все права защищены.