Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вместе мы сможем больше

Выступление председателя ВОИ А.В. Ломакина-Румянцева на расширенном заседании итоговой Коллегии Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации

Уважаемый Максим Анатольевич!

Уважаемые участники заседания коллегии!

За прошедший год, несмотря на реорганизацию министерства, сделано, на наш взгляд, немало. И главное – ратифицирована Конвенция ООН о правах инвалидов. Но сама по себе ратификация еще не решает проблем,  мы не питаем иллюзий, что сразу все изменится – важны практические дела по реализации норм Конвенции.

Остановлюсь только на 4 вопросах, затрагивающих интересы инвалидов.

Во-первых, завершился этап пилотных проектов по госпрограмме «Доступная среда» - и еще раз хочется подчеркнуть, что очень правильно сначала проводить пилотные проекты, а затем внедрять результаты. Особо надо сказать, что на всех этапах пилотных проектов общественные организации инвалидов были привлечены очень тесно. Сейчас наступил этап анализа полученных результатов, и здесь надо, на наш взгляд, обратить внимание на два момента.

При реализации пилотных проектов по созданию безбарьерной среды выявился такой болезненный для инвалидов аспект нашего законодательства как создание (если невозможно в полной степени обеспечить доступность) минимальных условий. И, к сожалению, многие понимают эту фразу напрямую, ограничиваясь, например, кнопкой вызова, не желая предпринимать каких-либо мер по обеспечению физической доступности. Или закупают ступенькоходы, которыми непонятно кто и как будет управлять, как можно будет человеку ими пользоваться. Наверное, в каких-либо случаях этого не избежать, но это не должно становиться основной практикой. Необходимо в законодательстве и нормативных документах понятие «минимальной доступности объекта» расшифровать.

Вторые пилотные проекты были направлены на совершенствование системы медико-социальной экспертизы. Несомненно, положительной оценки заслуживает попытка найти в ходе этих пилотов возможность замены существующей субъективной методики оценки состояния здоровья гражданина и установления ему группы инвалидности исходя из бальной системы оценки нарушений функций и структур организма человека. Видимо, введение новой схемы установления инвалидности (определение нарушений функций и структур организма человека в баллах - установление группы инвалидности - определение ограничений жизнедеятельности для составления ИПР) потребует внесения некоторых изменений в законодательстве, например, в статье 1 Федерального закона «О социальной защите инвалидов». Но такая схема, когда для установления группы инвалидности используются нарушения функций и структур организма человека в баллах, а не весьма субъективные степени ограничения жизнедеятельности, позволят, на наш взгляд, сделать процесс экспертизы максимально объективным. А ограничения жизнедеятельности должны использоваться для определения  необходимых инвалиду мер социальной поддержки (проведение реабилитационных мероприятий, предоставление технических средств реабилитации и услуг). И такую схему проведения экспертизы надо закрепить при доработке новых классификаций и критериев определения инвалидности.

И последнее по ГП – регионы активно включились в разработку собственных программ. И обязательно надо ставить вопрос об увеличении софинансирования со стороны федерального бюджета – тогда региональные программы станут весьма серьезнее, будет, на наш взгляд, сделано существенно больше.

Второе - в прошлом году был подготовлен, а сейчас уже внесен в ГД Законопроект «Об основах социального обслуживания населения в Российской Федерации». На этапе обсуждения мы предлагали несколько, на наш взгляд, принципиальных изменений, которые не были учтены.  И, к сожалению, не было их обсуждения.

Оказание социальной помощи в законопроекте связывается с понятием «трудная жизненная ситуация» Мы, не исключая необходимости и обязательности предоставления мер социального обслуживания в «чрезвычайных ситуациях», считаем, что эти услуги должны в большей степени производится в нормальных ситуациях. Да и законопроект, по сути, на это направлен, так как в нем среди основных принципов указывается: «направление обслуживания на максимально возможное продление пребывания получателя социальных услуг в привычной социальной среде».

Считаем необходимым отделить нахождение в трудной жизненной ситуации от наличия ограничений жизнедеятельности в обычной жизни, так как в этих ситуациях различны цели социального обслуживания. Так, при наличии у гражданина ограничения жизнедеятельности, цель социального обслуживания в максимально возможном объеме компенсировать гражданину утрату способности самостоятельно обслуживать себя и передвигаться. При нахождении в трудной жизненной ситуации цель социального обслуживания помочь гражданину преодолеть ее.

При определении индивидуальной нуждаемости гражданина в социальных, помимо прочего, предлагается учитывать семейное положение гражданина, наличие или отсутствие родственников, осуществляющих либо способных осуществлять помощь и уход, попечение несовершеннолетних.

Считаем необходимым исключить это требование, так как зачастую у гражданина есть родственники, но они не оказывают никакой помощи и не осуществляют уход, причем речь может идти и о очень близких родственниках. Такой формальный подход может привести к тому, что большое количество граждан, брошенных своими родственниками, останется без так необходимой им социальной помощи.

Нас волнует вопрос установления предельной величины среднедушевого дохода для предоставления социальных услуг за плату. В различных вариантах законопроекта указывалась разная величина, а во внесенном варианте в части размера оплаты осталась самая неопределенная формулировка:

социальные услуги предоставляются за плату лицам, частично или полностью утратившим способность к  самообслуживанию и (или) передвижению, не имеющим совместно проживающих родственников (иных членов семьи) либо иных лиц, которые обязаны в соответствии с законодательством Российской Федерации обеспечить им помощь и уход, если среднедушевой доход этих лиц на дату обращения, рассчитанный в соответствии с законодательством Российской Федерации и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации, ниже предельной величины среднедушевого дохода для предоставления социальных услуг за плату, установленной в соответствии с законодательством субъекта Российской Федерации.

Действительно, из этой формулировки ясно только, что инвалиды, даже полностью утратившие способность к самообслуживанию, будут получать социальное обслуживание за плату, да и то, если с ними не проживают родственники (или иные члены семьи – кстати, без указания их возраста). Что касается предельной величины среднедушевого дохода для предоставления социальных услуг за плату, в субъектах Российской Федерации, как правило, указывается региональный прожиточный минимум.

Мы предлагали, чтобы предельная величина среднедушевого дохода для предоставления социальных услуг за плату была обязательно указана - и на уровне полутора - двух установленных в регионе прожиточных минимумов. Если этого не сделать, то в связи с тем, что все пенсионеры получают социальные доплаты, они практически будут лишены возможности получать бесплатные услуги по социальному обслуживанию.

И не могу не вернуться к вопросу, почему по первым вариантам законопроекта инвалиды должны были получать бесплатную помощь, а в последних вариантах и во внесенном законопроекте эта норма исключена?

Третье – острая проблема, которая появилась 10 дней назад. Социальные пенсии в период с 1 января 2010 года по 1 апреля 2011 года подлежали ежегодной индексации с 1 апреля с учетом темпов роста цен на товары и услуги за прошедший год. В случае, если за данный период темпы роста прожиточного минимума пенсионера превышали темпы роста цен на товары и услуги, с 1 июля производилась дополнительная индексация  социальных пенсий на разницу между годовым индексом роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации и годовым индексом роста цен на товары и услуги.

С 1 апреля 2011 года в соответствии с Федеральным законом от 28 марта 2011 года N 43-ФЗ «О внесении изменения в статью 25 Федерального закона «О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации» индексация социальных пенсий стала производиться ежегодно с 1 апреля с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера в Российской Федерации за прошедший год.

Как было объявлено при принятии данного Федерального закона, это было сделано, чтобы нетрудоспособные граждане смогли сразу получить более значительное увеличение пенсии и иметь его на протяжении более длительного периода времени.

И действительно, в 2011 и 2012 годах социальные пенсии были проиндексированы, соответственно, на 10,27% и 11, 41%. Однако в 2013 году социальные пенсии проиндексированы только на 1,81%, в то время, как трудовые пенсии, которые индексируются исходя из уровня роста цен, - на 6,6% в феврале и 3,3% в апреле – то есть практически на 10 %. Понижение уровня индексации для социальных пенсий вызван замедлением темпов роста прожиточного минимума пенсионера по сравнению с темпами роста цен на товары и услуги, что совершенно непонятно.   

Таким, образом, поставленные при принятии Федерального закона от 28 марта 2011 г. N 43-ФЗ цели не только не были достигнуты, но и привели  к заметному замедлению роста социальных пенсий, например, по сравнению с динамикой роста трудовых пенсий. Учитывая, что социальные пенсии получают нетрудоспособные граждане, которые являются наиболее социально уязвимой частью населения, необходимо принять меры для восстановления равных условий для повышения всех видов пенсий.

Суть предложения состоит в том, что сохраняется индексация социальных пенсий с учетом темпов роста прожиточного минимума пенсионера за прошедший год, но при этом  индексация не должна быть ниже уровня роста цен за этот период.

И четвертый вопрос - в 2012 году начата выплата ежемесячного возмещения вреда инвалидам военной травмы по аналогии со страховыми выплатами, которые получают инвалиды вследствие трудового увечья. Это стало весомой мерой их социальной защиты.

В тоже время до сих пор не устранена другая несправедливость, связанная с тем, что инвалидам военной травмы, в отличие от застрахованных лиц, пострадавших от несчастных случаев на производстве, не предоставляются (в рамках военно-страховых обязательств государства) автомобили, как средство реабилитации при наличии медицинских показаний.

Поручение Председателя Правительства о внесении необходимых изменений в военно-страховое законодательство, данное Министерству обороны в 2011 году, снято с контроля в связи с какими-то трудностями в формировании соответствующей нормы.

Мы считаем, что ущемлять под таким предлогом людей, ставших инвалидами в ходе боевых действий и военной службы, и противоправно и аморально. С нами в октябре прошлого года согласилась и Комиссия по делам инвалидов при Президенте Российской Федерации. И мы считаем, что необходимо активизировать действия Министерства в этом направлении.

В заключение скажу, что надеюсь на дальнейшее развитие конструктивного взаимодействия Министерства и общественных организаций инвалидов.

13 апреля 2013

2007-2019 © Всероссийское общество инвалидов
Все права защищены.