Размер шрифта:
Цвета сайта
Изображения
Вместе мы сможем больше

В Коми более 100 специалистов стали участниками первого республиканского семинара по созданию социокультурной среды для инвалидов

Ведущие — директор Центра социокультурной анимации Одухотворение» (Москва) Леонид Тарасов и профессор Московского государственного института культуры Николай Ярошенко – рассказывали о современных тенденциях в новом для России направлении реабилитации, а также анализировали идеи, которые можно реализовать в Республике Коми

В зале Дома Дружбы РК собрались представители культуры, социальной защиты, национальной политики, чиновники, практикующие педагоги и психологи, люди из мира искусства. Большинство признавались в одном – при большом желании и огромном количестве задумок им не хватает знаний о том, как практически организовывать социокультурную среду и реализовать свои идеи. Московские эксперты начали с теории. И первым делом сообщили, что в России социокультурная реабилитация все еще находится в стадии поиска, эксперимента. С одной стороны, качество жизни и менталитет в нашей стране отличаются от развитых иностранных государств. С другой – жизнь в регионах сильно отличается от московской. Поэтому задача проекта по проведению семинаров в регионах России не только в том, чтобы научить, но и в том, чтобы собрать материал для изучения.

Леонид Тарасов рассказал о проекте «Доступная культурная среда», в который входит его длительная практика реабилитации через танец, созданный на ее основе сборник лучших кейсов и традиция проведения социокультурного фестиваля для людей с инвалидностью. Самым важным направлением в СКРИ эксперты считают инклюзию.

Вопросов из зала – множество. Можно ли полученные через социокультурную реабилитацию навыки применять для оплачиваемой работы? Как вовлечь студентов и волонтеров в СКРИ? Какие информационные источники знакомят с зарубежным опытом? Можно ли для СКРИ применять коми народные инструменты и что делать, если в деревне из всех культурных учреждений работает только библиотека? Как организовать СКРИ для детей до трех лет и как для тех, кому за пятьдесят? Это значит, что Республика готова создавать культурную среду. Только не знает – как.

Леонид Тарасов пояснил, что искусство — это не только развлечения и времяпрепровождение. Это развитие способностей, коммуницирования, последующей занятости. Недостаточная открытость нашего общества к инвалидам — часть проблемы, связанной со свободой делать карьеру, находить спутника жизни. Каналов для строительства своей жизни у инвалидов должно быть намного больше. Такая реальность рождает печальные последствия, когда человек с инвалидностью начинает думать, что ему все обязаны, и у нас «плохое государство», которое не хочет дать всем и всё. В результате от работников бюджетной сферы ждут как «от матери и отца», что каждая прихоть инвалида будет выполнена.

А с другой стороны, в среде инвалидов есть путь самоутверждения и развития духовного опыта. Молодые люди пытаются интегрироваться в общество так, чтобы никто не замечал их особенность, они действуют так, чтобы не ждать ни от кого помощи и опеки. У них преобладает мотивация на достижение и интеграцию. Такие человеческие качества и способна развить социокультурная реабилитация.

Однако СКРИ — это не вся работа с инвалидами. Это важный, но узкий спектр работы, который изначально взяли на себя НКО, а сейчас постепенно подхватывает государство. Инициатива для организации доступной культурной среды исходит от родителей детей с инвалидностью или от людей из бизнеса, которые не сталкивались с проблемой инвалидности, но имеют «потенциал доброты». Предприниматели приходят с инициативой, чтобы создавать и организовывать студии СКРИ.

Одна из главных проблем в развитии социокультурной реабилитации – отсутствие совместной деятельности сфер культуры и соцзащиты. «Социальная защита считает, что культура далека от них. Культура считает, что соцзащита — не их тема. В итоге — находятся учреждения, которые готовы направлять усилия специалистов на организацию СКРИ. Но социальной защите не хватает методик культуры, а культуре не хватает знаний о проблемах инвалидности. К тому же и те и другие не готовы делиться деньгами на организацию СКРИ. Они хотят делать все сами, но так проблему не решить. Надо объединить их усилия», — пояснил Леонид Тарасов. При правильном объединении усилий люди с инвалидностью становятся фотографами, диджеями, музыкантами, танцорами и даже фотомоделями.

Развитию методик СКРИ помогает и тот факт, что психотерапевтические подходы все больше смещаются с медицины на социальную поддержку. Личность развивается и корректируется средствами библиотерапии, сказкотерапии, танцетерапии и так далее, когда работа идет не с психическим аппаратом, а с душой. В таком подходе терапия требует напряжения. Она становится частью жизни, непрерывным событием, в котором человек трансцедентно меняется. У него возникает мотивация к достижениям, а специалист по терапии искусством должен насыщать человека жизненной силой, мотивировать, поддерживать. Совершается уход от жажды достижений, значимыми становятся маленькие шаги и маленькие победы.

Инклюзивный подход – это включение инвалида в деятельность наравне со всеми. Однако многие специалисты не знают, что делать с инвалидом. Не понятна ни специфика заболевания, ни цель работы. Для СКРИ надо изучить способности и ограничения человека, а потом создать совместный творческий продукт, уникальный, как и личность, с которой он создается. Для обучения специалистов по СКРИ сегодня организованы академии, в которых обучаются люди с инвалидностью, желающие работать с другими.

«Если нам незачем утром вставать, если не с кем утром общаться, то жизни практически нет. Если человек бездеятелен и нет коммуникации с интересными ему людьми, это приводит к физическому разрушению», — напомнили ведущие семинара.

На практической части семинара эксперты рассказали о пяти шахах СКРИ – от создания метода до создания технологии и пояснили, что пока в России нет успешных технологий, есть только эксперименты с методиками. Быстрое создание технологий затруднено тем, что СКРИ включает в себя множество различных направлений, в числе которых образование, психология, педагогика, психиатрия, социальная поддержка, искусство. При этом важными являются различия в возрасте и особенности заболеваний.

Что касается проектов, то СКРИ требует конкретики, реального измеримого результата. Проектирование в области СКРИ всегда учитывает партнерство, а поиск денег является последним шагом в проектировании.

Специалистов республики Коми оценили, как людей активных, перспективных и творческих, с большим потенциалом, но нашим людям необходимо лучше узнать проблемы людей с инвалидностью в регионе. Пока тематика проектов отталкивается не от обнаруженной реальной проблемы, а от средств, имеющихся в наличии.

По информации Коми республиканской организации ВОИ

09 февраля 2018
2007-2018 © Всероссийское общество инвалидов
Все права защищены.